ОЧАГ ВОЙНЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Предыдущая43444546474849505152535455565758Следующая

Экономическое развитие Японии в 20-30-х годах привело к утверждению диктатуры дзайбацу (гигантских промышленно-финансовых конгломератов) в японской экономике и политике. Концерн "Мицубиси" в начале 30-х годов контролировал 120 компаний и имел в своем составе железнодорожные, электротехнические, металлургические, судоходные, судостроительные компании. Мощным объединением стала "Ясуда", бывшая сначала банкирским домом, а затем сконцентрировавшая сотни промышленных объединений. "Мицубиси" представлял главный конгломерат прожорливых и раздутых монополий - дзайбацу. Параллельно с ростом дзайбацу шел процесс усиления роли государства в предпринимательской деятельности. Государство вкладывало огромные средства в экономику, которые передавались дзайбацу. Будучи крупнейшим помещиком страны, император (микадо) являлся в то же время крупнейшим акционером концерном "Мицуи" и "Мицубиси". В тридцатых годах Япония стала крупной мировой державой. Диктатура дзайбацу дополнилась политическим союзом японских милитаристов, помещиков-самураев, рвавшихся к завоеванию колоний и установлению господства над всей Юго-Восточной Азией и бассейном Тихого океана.

В 1934 г. японские империалисты выдвинули претензии на монопольное господство в Китае. Китай рассматривался как жизненно важный источник сырья, который позволил бы создать автаркию в Японии. Кроме того, Китай считался плацдармом для интервенции против Советского Союза. В 1933-1934 гг. в Манчжурии создается мощная Квантунская армия, готовая к вторжению на Хабаровск и Владивосток. Япония чувствовала себя достаточно сильной на Дальнем Востоке, чтобы начать широкую экспансионистскую политику. Дзайбацу, милитаристы, самураи рвались к покорению всей Юго-Восточной Азии. Сырье, дешевая рабочая сила, необъятные рынки, ликвидация опорных пунктов европейских держав, захват стратегически важных пунктов на Тихом океане для ликвидации влияния США - вот далеко не полный перечень направлений японской экспансии.

Японские правящие круги выдвинули идею паназиатского единства, которое должно было создать политические основы сотрудничества азиатских народов под руководством Японии. Она была названа японской "доктриной Монро". Суть идеи заключалась в ограничении сферы влияния и деятельности западных колониальных держав на Дальнем Востоке, установлении тесного сотрудничества с Китаем, которое откроет путь развитию регионального процветания под эгидой Японии. Япония хотела установить свой торговый блок в Восточной Азии. Западные страны стремились ограничить японскую торговую экспансию текстиля, изделий машиностроения, Япония же стремилась создать им заслон на Дальнем Востоке. Европейский конфликт создавал ей благоприятные условия для утверждения своей гегемонии в этом огромном регионе.



Основой новой японской экспансионистской программы, разработанной в 1934 г. министром иностранных дел Эйджи Амау, являлся захват Китая и превращение его в придаток японской экономики и плацдарм дальнейшего развития японской экспансии на юг. Японская милитаристская верхушка стремилась, в первую очередь, изолировать Китай от СССР, организуя вдоль их границы цепочку зависимых марионеточных режимов. После захвата Манчжурии и большей части внутренней Монголии, Япония начала продвижение на запад, чтобы перерезать пути из СССР в Китай, шедшие через провинции Синьцзян и Ганьсу.

В Китае сложилась сложная и опасная ситуация. После смерти Сунь Ят-сена в 1925 г. руководство в Гоминдане и государстве захватил его преемник Чан Кай-ши. Он являлся и главнокомандующим армией. Он пользовался поддержкой китайских коммунистов и представитель коммунистической партии Мао Цзе-дун стал руководителем отдела пропаганды национального правительства Китайской республики, которое было создано 1 июля 1925 г. На политической арене Китая сформировались три главные силы - милитаристы, крупнейшим и самым влиятельным из которых являлся Чжан Цзо-лин, Гоминдан, во главе с Чан Кай-ши, и Коммунистическая партия.

Чжан Цзо-лин контролировал северные провинции, Чан Кай-ши - треугольник Нанкин-Шанхай-Ханькоу, самую богатую часть страны, а коммунисты доминировали в Гуандуне, колыбели синьхайской революции, и других южных провинциях. Правительство находилось в Нанкине. Чан Кай-ши был христианином по воспитанию и открытым поклонником западных либеральных ценностей. Он был женат на сестре вдовы Сунь Ят-сена - Мэйлин, дочери крупнейшего китайского бизнесмена Чарльза Суна, большую часть жизни прожившей в США, получившей американское образование. Вся семья Мэйлин исповедовала христианство, была воспитана в США и являлась убежденным сторонником капиталистического пути развития Китая. Это были первые ростки китайской национальной компрадорской соглашательской буржуазии. Их политической программой являлось осуществление буржуазно-либеральных реформ по западным образцам, защита интересов китайского национального капитала и крупных китайских землевладельцев. Основой их внешней политики было достижение полного суверенитета Китая путем компромисса с Японией, установление тесного сотрудничества с Западной Европой и опора на США с вовлечением их во внутриполитические дела страны.

Китайский крупный финансовый капитал налаживал связи с западным и американским капиталом. Формировались совместные финансовые группы, которые концентрировали свою деятельность в Гонконге и на Филиппинах. На Филиппинах под господством американских властей расцветали центры финансовой деятельности китайских олигархов, тесно связанные с США и Англией. Самыми крупными и влиятельными из них были "Острэлия энд Чайна", "Конконг энд Шанхай бэнкинг Ко", "Чайна бэнкинг Ко", под смешанным американо-китайским контролем находился мощный "Пиплз бэнк энд траст Ко". Параллельно с ростом китайского финансового капитала шло формирование и усиление влияния китайской социальной элиты. Она устроилась бок о бок с европейцами в китайских крупных городах в западных анклавах, богатых кварталах, проводила время в шикарных отелях Конконга и Манилы с английскими и американскими чиновниками, офицерами, молодыми англичанками, рассчитывая, что их время придет.

Чан Кай-ши назначил послом Китая в Вашингтоне Ху Ши, известного в Китае и за рубежом ученого-обществоведа, почитателя и последователя американского философа Дьюи. Воспитанный на классических канонах американского прагматизма, он рассматривал США как "символ непревзойденной морали", "неиссякаемый источник демократии". Его низкопоклонство перед американскими ценностями стало символом стремления Чан Кай-ши завязать тесные партнерские отношения с США. В помощники ему был придан известный шанхайский банкир П.К.Чэнь. США предоставили Китаю кредит в 25 млн. долларов, а Чан Кай-ши обязался поставлять в США китайское серебро, что должно было обеспечить американский контроль над китайской денежной системой.

Жена Чан Кай-ши была в постоянном контакте с американским послом в Китае Дональдом, который был старым другом семьи Суня и знал Мэйлин еще с детства. Он предпринимал энергичные меры для установления тесного сотрудничества Чан Кай-ши и США.

Гоминдан, организатор и вдохновитель синьхайской революции, детище великого Сунь Ят-сена, все более отдалялся от народа, так же как и народ отдалялся от него. Народ все более проникался доверием к коммунистам, которые для него становились символом борьбы за национальную свободу, ликвидацию колониального режима и установление суверенной китайской республики.

Китайские коммунисты были единственной политической силой, выступавшей с патриотических и демократических позиций против японской агрессии. В 1929 г. была создана Красная Армия, возглавленная Мао Цзе-дуном, Чжу Де, Дэн Сяо-пином и Пын Де-хуаем. Она контролировала провинции юга Китая - Цзянси и Фуцзянь. Здесь были созданы первые органы народной власти - собрания рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Помещичья земля конфисковалась и разделялась среди крестьян. На основе прежней небольшой революционной базы создавалась Центральная революционная база, ставшая центром деятельности китайской коммунистической партии. В программе коммунистической партии стояли следующие задачи: свержение господства империализма, конфискация предприятий и банков, принадлежащих иностранному капиталу, объединение Китая, ликвидация милитаристского гоминдановского режима, установление власти собраний рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, конфискация всей помещичьей земли и распределение ее среди крестьян, улучшение жизни трудящихся, союз с мировым пролетариатом и СССР.

В Китае образовались два фронта: один внутренний, разделявший гоминдан и коммунистов, другой внешний - борьба против японской агрессии. Гоминдан, вдохновляемый и поддерживаемый западными державами и США, рассматривал своим главным врагом коммунистический юг. С японцами руководство гоминдана рассчитывало придти к компромиссу. Игнорируя смертельную опасность, нависшую над Китаем, оно бросило свои главные силы на подавление Центральной революционной базы. На протяжении четырех лет (1930-1934 гг.) Чан Кай-ши предпринял пять походов против юга, которые были отбиты.

Походы против коммунистического юга совпали с японской интервенцией в Центральном Китае. 5 января 1933 г. был захвачен Шаньхайгуань, в марте оккупирована провинция Жэхэ, создалась угроза Бэйпину (в 1928 г. Пекин был переименован гоминдановским правительством в Бэйпин). Гоминдановское правительство капитулировало перед Японией. 31 мая 1933 г. было подписано позорное соглашение в Тангу о превращении северо-восточной части провинции Хэбэй в демилитаризованную зону, ставшую для японских войск коридором для беспрепятственного прохода к Бэйпину. Япония готовилась к полной оккупации Китая. Чан Кай-ши стремился к сговору и соглашению с Японией. В различных интервью японским газетам и выступлениях он призывал японцев и китайцев соединить свои руки в дружеском рукопожатии и забыть все прежние распри и обиды. Он был выразителем китайской компрадорской буржуазии и китайских колаборационистов. Китаю необходимо идти на уступки, объяснял он свою позицию слушателям офицерских курсов в Лушане в июле 1934 г. Китай к войне не подготовлен и в случае военных действий Япония в три дня овладела бы важнейшими стратегическими пунктами и решила бы участь страны. Он убеждал, что главный враг для Японии не Китай, а Советский Союз и коммунисты.

Видя предательскую деятельность Чан Кай-ши, коммунисты решили перебазировать Центральную революционную базу на северо-запад. Перебазирование должно было дать Красной Армии крепкий надежный тыл в лице Советского Союза и возможность непосредственной борьбы с японцами. В октябре 1934 г. китайская Красная Армия начала свой великий поход. Она прошла с боями свыше трех тысяч километров и в июне 1935 г. достигла провинции Сычуань. Отсюда начался последний этап "великого похода" и в октябре 1935 г. главные силы Красной Армии пришли на территорию существовавшей на северо-западе революционной базы, ставшей впоследствии основной революционной базой, известной под названием Демократического Пограничного района Шэньси-Гансу-Нинса. Армия коммунистов пробивалась на север с тяжелыми боями. Чан Кай-ши бросил против нее свои главные силы. Из 300-тысячной Красной Армии на север пришли всего 30 тыс. человек. Но Чан Кай-ши проиграл, коммунисты вошли в непосредственный контакт с Советским Союзом и получили практически недоступную для Чан Кай-ши базу.


6366660131770328.html
6366674417465210.html
    PR.RU™