Дезертир

Сержант Баранов, удерживая опущенный автомат за пистолетную рукоятку, стоял перед лейтенантом, и выслушивал ценные указания. Отделение расположилось чуть в стороне, под присмотром второго сержанта – Домбрика. Спецназовцы стояли расслабленно, демонстрируя перед взводом охраны объекта свою независимость и обособленность. Уже практически дембеля, Никаноров и Петренко так вообще вытянули из карманов по сигарете и закурили.

Сашка Дубенчук, рядовой первого года службы, только тоскливо покосился на «стариков», и посильнее втянул носом воздух, стараясь уловить хоть чуточку никотина.

- Курить хочется, салага? – Заржал, заметив его потуги Никаноров. – Перетопчешься! Отвали в сторону, не порти перекур.

Сашка решил не обострять и без того непростые отношения, и молча шагнул в сторону. Он, в прошлом студент первого курса Московского Университета никогда не рвался в спецназ, да и в армию вообще. Но провалил сессию и был успешно отчислен. Когда пришла повестка, родители подсуетились и, через знакомых, подготовили ему достаточно тёплое место при одном из московских штабов. И перебирать бы рядовому Дубенчуку два года бумажки, если бы не случайность. Когда от одного из очередных «покупателей» прозвучал вопрос – «Спортсмены, победители соревнований, мастера спорта есть?». Сашка вышел вперёд и честно ответил – «Есть». Он и в соревнованиях участвовал, и в турнирах побеждал. Так и сказал – «Несколько кубков, грамот без счёта, золотые и серебряные медали».

«Покупатель» так обрадовался, что даже в личное дело не заглянул. Просто, Сашку отделили в сторону, вместе с ещё парой человек, погрузили в машину, и увезли в военную часть. Неладное парень заподозрил, только когда «Урал» пересёк КПП. Полосы препятствий, суетящиеся вокруг боевой техники чумазые механики, призывающие не уронить оказанную честь плакаты и стенды. В общем, попал он в полк спецназа. Это потом уже, командир роты выяснил, что Сашка действительно мастер спорта, но по шахматам. А делать было уже нечего – приказ имеется. КМБ рядовой Дубенчук вспоминал потом в кошмарных снах, последующие полгода вообще прошли как в тумане. Дрессировали их на совесть.

А однажды ночью, весь полк вновь погрузили в машины и, приказав наглухо завесить все борта, отвезли на какой-то полустанок. Сутки в поезде, опять колонна машин, и вот Сашкин полк прибыл на новое место службы. И только через неделю выяснилось куда – в ЗОНУ. Приезжий генерал прочитал патриотическую речь, призывая «не уронить», «стойко переносить», «верно служить» и прочее. А напоследок добавил – «Имейте ввиду, что вы все приехали сюда добровольно!»

В тот же вечер с них собрали рапорта с просьбой о переводе. А служба здесь оказалась такой, что первые полгода Сашка теперь вспоминал с тоской и томлением в сердце.



Дыма им жалко, - мелькнула в голове обиженная мысль. И трансформировалась в злость. – Достали все!

Баранов в последний раз кивнул и, перехватив автомат за цевьё, развязано козырнул офицеру. Тот, скрыв досаду, развернулся и ушел внутрь корпуса института. Сержант подошел к бойцам.

- Так, орлы! – Зычно пророкотал здоровяк. – Перед нами поставлена боевая задача: прочесать канализацию Агропрома. Третий взвод обнаружил банду сталкеров на фабрике, сейчас там идет бой, а мы должны проверить подземелья. Задача ясна?

- Ясна…, - нестройно загудело отделение. А Слава Домбрик, ухватив Баранова за локоть, потянул сержанта в сторону. – Отойдем-ка….

Они чуть отдалились от основной группы и зашептались. Сашка стоял довольно близко и поэтому до него долетали обрывки фраз.

- Лейт, чё, совсем башней поехал? – Горячился Домбрик. – Там же….

- Они тут … раскопали … лабораторный … теперь всего бояться.

- Так на х … подвалы … сидели бы в НИИ?

- Тихо! – Шикнул на него Сергей Баранов. – Это приказ…, … выполнить … сказки!

- … себе сказки?! Да ты хоть … контролёра с … видел?

- … чи! Пустим вперёд «молодых», если … завалим и … не узнает. – Поставил вескую точку в эмоциональном разговоре Баранов.

Домбрик, чуть подумав, кивнул. Развернувшись, сержанты столкнулись взглядами с рядовым, и даже в первую секунду растерялись. Баранов нашёлся первым.

- Чё вылупился, Дубенчук? – Рявкнул он, сжимая огромный кулак. – Подслушиваешь? Военную тайну пытаешься выведать?

Сашка даже растерялся от такого обвинения.

- Да я….

- Отставить! – Рявкнул сержант. – Чё ты мямлишь? Я – головка от патефона! А ну строится!

Отделение выстроилось в шеренгу, и отнюдь не по росту, а по тому, кто сколько служит – на правом фланге Никаноров, на левом, рядом с Сашкой, Аслан Ардашев. Как чеченца занесло в спецназ, да ещё и в ЗОНУ, Сашка не знал. Аслан оказался довольно ушлым парнем, с ходу нашёл общий язык со старослужащими, снабжая их куревом, водкой и марихуаной. Откуда сам получал свои богатства, он естественно не говорил, но эти «дети гор» даже на подводной лодке умудряются как-то доставать необходимое.



- За мной, - коротко бросил Баранов, и зашагал в глубь территории бывшего НИИ.

Отделение армейского спецназа прошло между бараками, служившими казармой, миновало ангары с техникой, и в тупике заборов, практически под вышкой, остановилось перед запертым люком. Снайпер с верхотуры заинтересованно наблюдал за ними.

- Радкевич, Жмыев, - Домбрик выбрал самых здоровых. – Откройте.

Сунув автоматы товарищам, названные бойцы открыли запоры и, поднатужившись, отвалили тяжёлую крышку. Сразу пахнуло затхлостью, тленом, канализацией. Домбрик поморщился.

- Дубенчук, Ардашев, - начал было Баранов, но Лёха Петренко тронул его за рукав и что-то тихо шепнул. – Отставить! Дубенчук, Орлевич, идёте первыми. Спускаетесь, осматриваетесь, подаёте сигнал.

- Есть! – Бойцы козырнули, и тоскливо переглянулись. Костя Орлевич, нерешительно взялся за край крышки люка и заглянул в глубину.

- Чё заглядываешь? – Рявкнул на него Баранов. – А ну мухой вниз!

Рядовой вздрогнул и, нащупав ногою ступеньку, полез вниз. Сашка, не дожидаясь брани в свой адрес, шагнул следом. Холодный, чуть склизкий метал скоб неприятно ощущался в ладонях. Стёртые подошвы берец норовили соскользнуть и обрушить Сашку на голову Орлевича. Световое пятно люка уменьшалось на глазах. Вот наконец, и пол. С последних ступенек Дубенчук просто спрыгнул, разбрызгав в стороны лужу дождевой воды, собравшейся под лестницей. Костя в это время уже отошел в сторону и, нервно поводя стволом автомата, замер перед распахнутой дверью. Длинный коридор убегал в даль, его стены постепенно сужались и сходились в темноте.

Сашка поёжился, почувствовав, как по загривку прошлась мягкая, невидимая ладонь. Что-то здесь было, в этом коридоре. Стоя рядом с Орлевичем, он услышал как Костя резко и гулко сглотнул.

- Чувствуешь? – Чуть слышно шепнул парень.

Орлевич кивнул, коротко скосив на него испуганные глаза.

- Там…, - выдохнул он.

Сашка во все глаза пялился в темноту коридора, но ничего не видел.

- К чёрту, я туда не пойду! – Костя развернулся и, бросившись к лестнице, ухватился за ступеньку.

Молодой парень испытал горячее желание последовать его примеру. Но в этот момент малюсенький кружочек света под потолком закрыла тень, и зычный голос спросил. – Ну, что там у вас?

- Чисто! – Неожиданно сам для себя выкрикнул Сашка.

Орлевич недоуменно посмотрел на него, и нерешительно отпустил ступеньку. Давящая на затылок «ладонь» чуть отдёрнулась, и пропала совсем. Тесный коридор наполнился грохотом метала, звоном оружия и прокуренными голосами спецназовцев.

Да, они же сами боятся! – Сообразил Сашка, слушая нервные смешки и подначки. От этого озарения ему даже стало немного легче. Поднявшееся было настроение испортил Баранов.

- Дубенчук, я вам что приказал? Проверить коридор! Фули вы здесь топчетесь?

Тяжелый кулак врезался в грудь, «пробивая фанеру», и вышибая воздух из легких. Сашка задохнулся и отлетел к стене.

- Встать! – Заорал, нависая над ним, сержант. – Ноги в руки и марш вперёд!

Нашарив слетевший при падении автомат, парень поднялся и, с трудом пропихивая в грудь воздух, поплелся в темноту.

- Фонарик включи, дятел! – Донеслось следом, и тут же за спиной рядового заплясал широкий луч света.

Это Орлевич, идущий позади зажёг свой. Сашка торопливо расстегнул клапан разгрузки и вытащил металлический цилиндр. Освещённый двумя яркими конусами, коридор уже не казался таким мрачным. Хотя, темнота впереди изрядно пугала. Вот и тупик. Луч света уперся в стену.

- Осторожнее, - прошептал Орлевич. - Проверь боковой ход. чисто…, … второй, чисто….

Слева обозначилась дверь, ведущая в глубину катакомб. Сашка осторожно заглянув за угол.

- Чисто. Давай я первый, ты второй. – Предложил он. Костя кивнул. – Чисто, - сделав несколько шагов, резюмировал Дубенчук. Оглянувшись, он скорее почувствовал, чем увидел, у глухой стены коридора расплывчатое движение. Нервно осветив угол, Сашка ничего не заметил, как будто какая пелена затянула глаза. Тряхнув головой, парень решительно отвернулся. Его осторожные шаги гулко отдавались в тишине подземелья. Тихо капала вода, пахло плесенью.

Прежде чем шагнуть за ним следом, рядовой Орлевич обернулся и призывно махнул рукой замершим в конце коридора спецназовцам. Заметивший сигнал Баранов, скомандовал движение.

Пройдя по коридору несколько метров, Сашка свернул и нерешительно остановился. Костя отстал, и теперь он был уже совсем один.

- Костя, - тихо позвал парень, прислушиваясь.

- Здесь. – Отозвался, догоняя Орлевич.

- Ну, что тут у вас? – Со своим неизменным вопросом, следом вынырнул Баранов.

Сашка облегчённо вздохнул. И тут, заставив всех троих буквально подпрыгнуть на месте, позади раздался дикий крик и две короткие, заполошные очереди.

- Что за…, - начал было сержант, но его прервала ещё одна, длинная очередь. – За мной!

Баранов, выставив перед собой ствол автомата, бросился обратно. Солдаты переглянулись. И тут Сашка, совершенно неожиданно для себя попятился и, развернувшись, побежал в другую сторону.

- Сашка! – Донесся позади удивленный крик. – Ты куда?

Не слушая сослуживца, парень выскочил на гулкую лестницу и, совершенно потеряв разум, бросился вниз – туда, куда он в здравом уме ни за что бы не полез.

Своё блуждание по лабиринтам Агропрома он помнил очень смутно. Освещённые призрачным зелёным светом от луж коридоры, обрывки кабелей на стенах, плесень, какие-то звуки, от которых сердце заходилось в диком ритме. Более менее он пришёл в себя только, когда оказался в небольшом коридорчике, а из люка в потолке на него падал дневной, такой желанный свет. Где-то в отдалении зашипело, и раздался треск, какой бывает, например, при сильном разряде электричества. Парень испуганно оглянулся. Из темноты за углом отсвечивало белым нереальным светом. Послышались какие-то скрипы и стоны. Загремел опрокинутый ящик.

Сашка словно очнулся и, ухватившись ладонями за перекладины лестницы, как испуганный зверёк, рванулся вверх, к свету. Быстро перебирая руками и ногами, он уже не заметил, как из-за угла вывалилось тело человека, одетого в чуть дымящийся потертый комбинезон. Неизвестный хрипел, и прижимал руку к сердцу.

Без всякой оглядки, парень выскочил из люка посреди небольшой рощицы за бетонным забором фабрики. Оттуда слышались крики и частая стрельба.

Хватит с меня, - замотал головой солдат и, круто развернувшись, рванул напрямик через лесок, постепенно забирая в горку. Деревья вскоре кончились, и Сашка оказался на вершине холма, который довольно круто обрывался в мутные воды заросшего светящейся тиной озера. Обломки хлама, ржавые трубы, какие-то почерневшие конструкции заполняли все водное пространство. И как довершение пейзажа, посреди озера возвышался вагончик-бытовка, в каких обычно ночуют строители. Сбоку раздался дикий визг. Шарахнувшись в сторону, парень не удержался и покатился вниз, поднимая тучи песка и пыли. В довершение всего он потерял автомат и рухнул лицом в воду. Попытавшись подняться, он сразу утонул в вязком, покрывающем дно иле. Барахтаясь и отплевываясь, Сашка наконец-то, поднялся и увидел над своей головой раскоряченное, раздутое тело плоти – мутировавшей чернобыльской свиньи. Под воздействием радиации, её лапы превратились в нечто суставчатое, длинное, больше подошедшее бы крабу или пауку.

Стоя на вершине обрыва, тварь раскрыла свой маленький ротик и заверещала. Вторя ей, чуть дальше, из-за песчаного отвала высунулась ещё одна, потемнее и покрупнее, и уставилась своими буркалами на солдата. Это оказалось последней каплей – Сашка закричал и, разбрызгивая воду, рванул прямо по воде к середине озера. Вода доходила примерно до колен. Бежать было тяжело, но измученный парень не останавливался, пока не добежал до вагончика. Обогнув его, он взбежал по уложенному настилу и нырнул в спасительную полутьму. Там он скорчился от страха в углу и поклялся себе, что никогда отсюда не выйдет.


6365957491062745.html
6366009437363227.html
    PR.RU™