Закономерности и этапы переходной экономики  

Закономерности и этапы переходной экономики

К числу общеэкономических закономерностей переходной экономики относятся:

1.Неустойчивость[6].

Классическая политическая экономия, К. Маркс, Н. Кондратьев исходят из устойчивости экономической системы, маржинализм ставит ее в центр внимания экономической теории, изучающей зрелое состояние рыночной экономической системы. «Переходные процессы ... являются неравновесными, их характеризует нелинейность, стохастический, вероятностный характер развития»[7]. Объективность неустойчивого характера переходной экономики обусловлена ее нецелостностью. Каждая из выделенных на рис. 1 зрелых ступеней эволюции общества и экономики была целостной системой. Переходная экономика объективно нецелостна, т.к. она характеризуется сочетанием как старых, так и новых экономических форм и отношений.

2.Альтернативный характер развития.

Итоги развития переходной экономики могут быть многовариантны, потому что в состояние неустойчивости экономика попадает вследствие требований («вызова») экономических, политических, природных и других факторов, которые требуют «ответа». Итогом завершения периода перехода от одной экономической системы к другой могут быть разные варианты экономической системы, но все эти варианты представляют собой варианты развития, эволюции общества. Вступление общества в переходное состояние исключает возврат к прежней ступени развития, т. к. после начала переходного периода «система не помнит своего прошлого»[8].

3.Появление и функционирование особых переходных форм, например, денежная рента в период перехода от феодализма к капитализму, индикативное планирование при переходе к постиндустриальному обществу, коллективно-долевая собственность на землю в РФ.

4.Особый характер противоречий.

В условиях переходной экономики экономические противоречия представляют собой противоречия развития (между новыми и старыми элементами производственных отношений), а не противоречия функционирования (внутри каждого производственного отношения).

5.Историчность, т.е. преходящий характер переходной экономики, которая сменяется периодом зрелого развития экономической системы.

Как долго будет продолжаться переходный период в России? Ведь и эксперты ЕС и Президент в послании Думе 1998г. характеризуют российскую экономику как рыночную. Безусловно, это справедливо с точки зрения решения одной группы взаимосвязанных задач – формирования равновесной экономики, ибо рынок – определенное равновесие, система общественных отношений, в которой предложение товаров уравновешивает их спрос. Это самая простая группа задач трансформации ЦУЭ в рыночную, решаемая стандартным набором макроэкономических преобразований – либерализация, приватизация, финансовая стабилизация. В результате в России было установлено равновесие на потребительском рынке, которого не было 70 лет, развивается рынок рабочей силы, недвижимости, финансовый, валютный рынки и т.д. Но есть и более долговременные и серьезные задачи у переходной экономики – запуск сформировавшегося рыночного механизма. Ведь рынок – это не только равновесие, рынок приводит в движение экономику, запускает производство товаров, превращается в двигатель экономического развития, заставляет экономику двигаться вперед, требует, чтобы росла эффективность, снижались затраты, обновлялась продукция, развивался НТП. В этом отношении экономика постсоциалистических стран еще долго будет носить переходный характер, поскольку до такого эффективного механизма сложившимся в России, например, элементам рынка еще предстоит пройти длительный путь развития.



Т.о., предметом современной теории переходной экономики являются общие принципы экономического поведения людей в условиях становления рынка в постсоциалистических странах.Такая особенность предмета определяет специфичность и метода анализа экономических процессов в переходной экономике. Как известно, главным методом исследования целостных экономических систем является гипотезно-аналитический, т.е. формирование и проверка объяснения рассматриваемых процессов на основе одной или нескольких теорий. "Теорией называется утверждение, содержащее систему взаимосвязанных гипотез" (Н. Смелзер). Его применение включает в себя ряд последовательных действий:

n концептуализация уже накопленных знаний о рассматриваемом предмете, его целостное концептуальное восприятие как совокупности взаимосвязанных и взаимообусловливающихся гипотез,

n расчленение в соответствии с этим изучаемого предмета на отдельные, "первичные" и не менее существенные для понимания, но "вторичные" части и последовательный анализ их в обособленных, идеальных, "модельных", чистых формах,

n выработка представления об их совместном действии, их синтез в целостную систему, учитывающую их все более конкретные формы (М. Вебер, К. Маркс).



Исследование переходных экономических форм имеет свою специфику. Здесь на первый план выступает рассмотрение основных экономических и социальных факторов и сил, формировавших данную ступень развития общества в ходе острейших экономических, социальных и политических конфликтов и столкновений. Поэтому в отличие от анализа целостных экономических систем, где господствует структурно-функциональный анализ и синтез, учитывающий относительную устойчивость образований, в теории переходной экономики главную роль играет историко-генетический подход, для которого особенно важна теория конфликта, как мощного фактора производственных, социальных и политических сдвигов (К. Маркс, Р. Дарендорф). Необходимый синтез структурно-функционального подхода и теории конфликта (Н. Смелзер) приводит к выводу о закономерности выхода из конфликтов в результате процесса очередного, нового возвышения, сублимации миро человека[9]. Понимание каждой новой ступени "трансформирующегося общества" (достигнутое в результате проведенного анализа и синтеза) создает условия для применения метода сублимации - успешного исследования сущности каждого переходного периода как труднейшего сублимационного процесса, условия для определения его истоков, смысла и динамики в возвышении самого человеческого духа (Б. Вышеславцев).

Следующая ступень исследования состоит в том, чтобы определить состояние переходного процесса в конкретных исторических условиях, его главные трудности и уровень их осмысления обществом, характер и состояние главных резервов и движущих сил. Такой аудит (или диагноз) достигнутого уровня развития производства, социально-экономических и иных отношений в России требует уже осмысления огромной массы специфически страновых эмпирических данных.

Анализ эмпирических данных по России и другим странам с переходной экономикой позволил к числу уже выявившихся экономических закономерностей современной переходной от централизованно управляемой к рыночной экономики отнести следующие четко прослеживающиеся процессы, которые являются типичными для всех постсоциалистических стран:

1. Становление многообразия экономических субъектов как основное условие формирования рыночной экономики осуществляется через приватизацию госсобственности (земли, недвижимости, имущества) и создание новых коммерческих структур. В конце 1999г. в России вместо 47 тыс. предприятий и организаций (конец 80-х годов) функционировало 26 тыс. крупных АО (в том числе и с государственным участием свыше 75%), 124,6 тыс. приватизированных предприятий в промышленности и сфере обслуживания (60% общего числа)[10], 270,2 тыс. фермерских хозяйств, 1,7 млн. частных предприятий преимущественно в сфере рыночной инфраструктуры (в т.ч. 860 тыс. малых предприятий), около 25 тыс. крупных сельскохозяйственных предприятий, 110 тыс. бюджетополучателей, 1300 коммерческих банка, 3,7 млн. предпринимателей без образования юридического лица, что по­зволяет говорить об определенной степени сформировавшейся рыночной многосубъектности экономики России.

2. Преобразование экономической системы (“трансформация” по Ю.Ольсевичу[11]) сопровождается большим или меньшим в зависимости от интенсивности рыночных реформ трансформационным (Я.Корнаи) спадом производства. В России спад производства ВВП за 1991 - 96 гг. составил 39% [12], в том числе 6% в 1996 г. В 1997г. производство ВВП составило 100,4%[13], в 1998г. – упало на 5%, в 1999г. выросло на 1,4%, в 2000г рост составил 7,6%. Глубина спада производства в России выше трансформационного, что обусловлено более деформированной, чем в других постсоциалистических государствах, структурой экономики, 75% которой приходилось на отрасли ВПК и производства средств производства, непоследовательностью рыночных реформ и массовым уходом производства в тень (30 - 50% ВНП не входит в официально учитываемые его размеры).

3. Продолжающееся в течении 9 лет падение производства и ВВП обусловливает снижение жизненного уровня населения через конфискацию накопленных доходов, инфляцию, рост безработицы (или ее подавленный характер, обусловливаемый “окукливанием” предприятий) и углубление дифференциации населения по уровню получаемых доходов, о чем свидетельствует как рост коэффициента К. Джини (примерно на 0,063 пункта в год в течение 5лет), так и рост (до 1996г.) вогнутости кривой М. Лоренца. Децильный коэффициент возрос с 1:1,8 в 80-е годы до 1:16 в 1995г. и 1:13,6 в 1999г. Падение реальных доходов населения России за 1991-96г.г. составило 39%, потребление материальных благ и услуг снизилось на 10%[14], в 1997г. они выросли на 2,5%[15], в 1998г. – упали на 18%, в 1999г – на 15%, на 2000г. – выросли на 9,1%.

4. “Открытие” подавленной инфляции, либерализация цен обусловили высокую инфляционность переходных экономик, подавление которой обеспечивается тем быстрее, чем выше последовательность и темпы рыночных преобразований (страны Балтии, с одной стороны, и Украина - с другой). В России ИПЦ изменялся следующим образом[16]: 1991г. - 261%, 1992г. - 2680%, 1993г. - 1008%, 1994г. - 324%, 1995г. - 231%, 1996г. - 123%, 1997г. - 111%[17], 1 полугодие 1998г. – 104,5%, 1998г. - 184,4%, 1999г. – 138 %, 2000г. 120,5%.

5. Трансформационный спад, завышенная занятость в централизованно-управляемой экономике объективно обусловливают рост безработицы в переходный период численность населения, не занятого в экономике и ищущего работу в России на середину 1997 г. составила 6,9 млн. человек, или 9,5% всего экономически активного населения в соответствии с методологией Международной организации труда[18], в конце 1999 г. - 9 млн. человек, или 12,5% экономически активного населения, в 2000г. – 7,35 млн. чел. Официально зарегистрированная безработица снизилась в 2000г. с 1,3 млн. чел. до 1 млн.. чел.

6. Аграрный кризис и полная монополия госсобственности на землю усложняют становление многообразия экономических субъектов аграрного рынка и решение обостряющегося во всех постсоциалистических странах аграрного вопроса. На эти факторы накладывается также необходимость реституции земли, если не конкретным собственникам (страны Балтии и Восточной Европы), то репрессированным слоям населения (казачество).

7. В связи с концентрацией предпринимательских качеств преимущественно у номенклатуры, которая всегда их реализовала “в тени”, в криминогенных формах, первоначальное накопление капитала не могло не осуществиться в формах «номенклатурной»[19] приватизации госсобственности или ресурсов и неплатежах.

8. Кризис государственности в сочетании с криминогенными формами реализации предпринимательских качеств обусловливает усиление криминогенной ситуации в экономике, слияние государственных структур и теневого капитала, что ставит задачу укрепления экономической безопасности как внутренней, так и внешней. Эти процессы обусловлены тем, чтов переломные для общества моменты традиционные связи оказываются разорванными, а система ценностей испытывает деформацию. Усиливается опасная тенденция распада общества на атомарные единицы и группы, ведущие борьбу «всех против всех» в своих узко-эгоистических интересах. Действуют правила игры, определяемые не столько правовыми нормами, сколько реальным соотношением сил и влияния корпоративных группировок, захвативших контроль над бывшей государственной собственностью. Примат силы над правом затрудняет появление эффективного собственника. Вместо него характерна фигура временщика, стремящегося к скорейшему обогащению и переводу капитала за рубеж. Отсюда истоки криминализации экономических отношений и общественной жизни в целом. Очевидно, что выход из экономического кризиса не может быть осуществлен только с помощью государственных структур, путем реформ сверху. Сам бюрократический аппарат в значительной степени подвержен коррупции. Необходимо стимулировать процессы самоорганизации и саморазвития общества, то, что определяет энергию развития системы.

9. Высокая дефицитность государственных бюджетов, ведущая к росту денежной и кредитной эмиссии, генерирующим инфляцию. Дефицит госбюджета России составлял: 1995г. - 70трлн. руб., 1996г. - 80,55трлн. руб., 1997г. - 89трлн. руб., 1998г. (план) - 132,4 млрд. руб. который должен был быть покрыт за счет выпуска государст­венных ценных бумаг и внешних заимствований, фактически – 143,7 млрд. руб. (5,3% ВВП), 1999г. – 101,3млрд. руб. (2,5%ВВП) (план), фактически – 70млрд руб., 2000г. – профицит 320 млрд. руб.

10. Завышение наметившихся в начале 20в. тенденций обобществления и социализации экономики привело к высокой монополизации всех сфер экономики стран реального социализма, что обусловливает необходимость демонополизации в процессе приватизации и дальнейшего функционирования государственных (казенных) предприятий на основе разукрупнения и коммерциализации их деятельности.

11. Высокий налоговый прессинг: налоги составляют 22,2% ВВП[20], а вместе с социальными взносами - 33%, государственные расходы - 45% ВВП, что превышает оптимальные границы по кривой А. Лаффера. Кроме того, они приходятся на законопослушных плательщиков, что увеличивает их налоговое бремя до 43% ВВП.

12. Инвестиционный кризис - за 1991-96г.г. инвестиции снизились на 72,1%, в 1997г. – на 5%, 1998г. – на 6,8 %, 1999г. – рост на 8,5%, 2000г. – на 17%.

Несмотря на экономические, социальные, национальные, геополитические и другие особенности каждой из постсоциалистических стран, реакция их экономик на рыночные преобразования является совершенно нормальной, что свидетельствует о внутренней присущности рыночной саморегуляции современной экономической цивилизации.

Различия в реализации общих закономерностей обусловлены различиями в стартовой экономической ситуации: уровне развития, зависимости от международной торговли, степени продвинутости экономических реформ, уровни несбалансированности экономики. Например, сельское хозяйство Польши состояло из множества мелких (слишком мелких, чтобы быть эффективными) хозяйств и неэффективных огромных госхозов и кооперативов. Венгрия вводила регулируемый рынок с 1968 г., а Чехословакия имела жестко управляемую государственную экономику до 1989 г., но в обоих было меньше макроэкономических дисбалансов, чем в России и Польше. Таким образом, сложившаяся экономическая ситуация в каждой стране повлияла на особенности реализации общих закономерностей.

Апробированный в разных странах набор преобразований, усиливающих рыночный характер экономики, позволяет выделить экономические этапы переходной экономики:

· создание политических и институциональных предпосылок (1991г.);

· либерализация экономики (1992г.);

· приватизация (1992 – 1994гг.)

· макроэкономическая (финансовая) стабилизация (1996г. - первое полугодие 1998г);

· структурная перестройка.

Исторически последовательность этих этапов в России была следующей:

1991-93гг. - развал административной системы, становление основ рыночной экономики,

1994-95гг. - этап инфляционистской, протекционистской политики,

1996-97гг. - достижение финансовой стабилизации, реструктуризация предприятий, остановка падения производства,

1998-99гг. – финансовый кризис и его последствия.

2000 г. – выход на траекторию экономического роста.

По своему характеру экономика переходного периода является смешанной с преобладанием госсектора и коллективистских форм собственности. В ней присутствуют следующие сектора:

· государственный (в 1995г. охватывал 50% основных фондов и производил треть ВВП, занимал 40% рабочей силы, в 1999г. производство ВВП в госсекторе снизилось до 20%);

· частный (индивидуальный и совместный);

· корпоративный;

· мелкотоварный (челноки, уличная торговля, крестьянские хозяйства);

· теневой.

Вывод: наличие в рыночной экономике множества экономических субъектов, представляющих различные формы собственности и формы хозяйствования, объективно обусловливает смешанный характер переходной экономики, т.е. сосуществование и новых, и старых секторов, что отражает инерционность экономики.


6363481378451194.html
6363500472761290.html
    PR.RU™